Не много, ой, не много осталось в Украине мест, где появление чужого человека является большим событием для местных жителей, а люди без опаски и сомнений пускают домой незнакомцев, которые постучались к ним в калитку. Да не просто пускают, а показывают все самое лучшее, кормят до отвала и зовут приходить еще! Один из таких райских уголков находится в Путильском районе Черновицкой области – горном регионе, населенном украинскими горцами гуцулами.

Это вам не Буковель и Драгобрат, где гуцулы «испорчены» массовым туризмом и вымогают деньги за все-все-все. Местные жители, живущие в отдаленных хуторах, разбросанным по холмам, чужаков видят редко. Неоткуда здесь взяться чужакам – край зажат между горами и румынской границей, посторонние здесь не ходят. Разве что редкие туристы приедут в эко-отель «Хутор Тихий» и пойдут гулять по окрестностям, фотографируя невиданные красоты.

Вот так и мы отправились на поиски церкви, расположенной на одной из вершин, весьма отдаленной от места нашего обитания, а на обратном пути решили зайти в гости к местному населению, о гостеприимстве которого были наслышаны от персонала отеля, преимущественно, уроженцев здешних мест.

– Здравствуйте! А не подскажите, как выйти к дороге? – Спросили мы, подойдя к усадьбе, расположенной на нашем пути. Мы специально сделали крюк к ней, чтобы войти в контакт с местными жителями.

– Да прямо через наш двор идите, а там и дорога. – Отвечает хозяйка и пускает за калитку.
– Какой у вас дом красивый! – Говорю я, глядя на деревянный сруб явно большого возраста. – Можно сфотографировать?
– Да что тут смотреть? Хате 100 лет! – Непонимающе пожала плечами гуцулка.

Услышав чужие голоса, прибежал хозяин дома.

Он представился Семеном, тут же потянул меня внутрь дома и начал показывать свой нехитрый скарб.

– Вот это моя жена сама вышила. – Семен показывает украшенные орнаментом подушки. – Очень их любит.

– А у меня, знаешь, что есть? – Продолжает он и сразу же отвечает: – Я сейчас оденусь! Ты увидишь!
Семен ведет меня и подошедших чуть позже Сережу и Диму в соседнюю комнату, а сам убегает:
– Здесь подождите! Я через минуту буду!

Простой быт в жилой комнате. При попадании с мороза в теплый дом объектив запотел, так что фотки – с эффектами.

Семейный фотоархив.

Он приходит в парадном строе – мужском этническом костюме, совмещающем вышитую рубашку, жилетку, шляпу, пояс и белые штаны.

«Десь далеко у Карпатах, там, де файні буки,
Усі мєсниї гуцули ходять в білих брюках» –
вспоминаю я песню черновицкой группы «Гуцул Калипсо», в которой поется как раз про эти края.

Покрасовавшись перед нами в парадном костюме, Семен уходит переодеваться, и бросает перед этим:
– Сейчас будем вас кормить!

Всего через пару минут он возвращается и начинает растапливать печь.

Мы не успеваем прийти в себя, а нас уже тащат во двор показывать живность. Хозяйство тут большое – множество деревянных построек. Здесь вам и жилой дом, и летняя кухня, и хлев, и амбар, и какие еще непонятные сооружения.

– Пятнадцать гектаров земли. Немного! – Рассказывает Семен.
Его жена заводит нас по очереди в разные двери, где мы видим то ягнят, то телят, то кур.

Свинью тоже, куда же без свиньи?

Собака, судя по рассказам хозяйки, любит в шутку кусать свинью за пятак, но та почему-то этого не терпит и очень нервничает, когда пес приближается.

– Сфотографируйте меня с ягнятами! – Просит хозяйка.

– А почему только тебя? Я тоже хочу! – Вмешивается ее муж.

– Приезжайте летом! У нас тут столько грибов! С одной поляны можно две больших сумки набрать. – Рассказывает Семен, накрывая нам стол. – Обязательно приезжайте, тут так красиво летом!
– А я сначала думала, что вы бандиты какие-то. Вы только не обижайтесь, я людям только правду говорю. – Внезапно заявляет хозяйка (к сожалению, не спросили имя сразу, а потом уже было неудобно узнавать). – Читала, что в Черновцах грабители убили женщину и забрали ее пенсию. А я вижу, какие-то люди идут, думала, будут убивать.
– Как там в Киеве дела? До чего Янукович наш терпеливый народ довел! До восстания! Никак нажраться не может! – Причитает хозяин.
– А вы все это снимаете. Нас по телевизору покажут? У нас вон телевизор есть, хорошо бы себя там увидеть. – Это уже его жена.
– Я в магазин только за сигаретами и кофе хожу. Все остальное – свое! – Хвастается Семен.

В это время на столе растет гора еды, предназначенной для нас.
– Мне мама всегда говорила, придет гость, последний кусок хлеба ему отдай. Все вернется сторицей. – Говорит хозяйка, пока мы уплетаем фасоль с мясом, маринованные грибы, паляницу, гуслянку и яичницу, приготовленные нам гостеприимными гуцулами.

– Я сам бойко (еще один горный субэтнос украинского народа) из Берегомета. Но уже тридцать лет тут живу, значит, гуцул.

События разворачиваются стремительно. Мы поели, поболтали немного на смеси украинского и едва нам понятного гуцульского, и вот нас ведут к пасущимся неподалеку от дома овцам. Счастливые прибытием нежданных гостей хозяева показывают все, чем гордятся. Наше дело – зафиксировать увиденное и рассказать другим.

Напоследок я записываю адрес этой усадьбы и обещаю хозяевам прислать фотографии.
– Обязательно приезжайте летом на грибы! – Кричит нам вслед Семен.

Путь домой

Максим Беспалов, Дніпропетровськ.

Share